Пагуошское движение ученых
Нобелевская Премия Мира
Российский Пагуошский Комитет
Русский English
Пагуошское движение ученых

Поиск

Положение и структура Состав История Новости Календарь мероприятий Проекты
Региональное сотрудничество Молодёжное отделение БЛОГ Комитета на сайте РСМД Публикации и мультимедиа Карта сайта Контакты
Разоружение, верификация и международная безопасность
Региональная и экологическая безопасность, невоенные угрозы
Социальная ответственность учёных и научное сотрудничество
Ротблатовские научные чтения
50-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2005)
50-летие Пагуошского движения ученых (2007)
100-летие сэра Джозефа Ротблата (1908-2005)
55-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2010)
Межрегиональный Пагуошский симпозиум в Грозном (2010)
80-летие председателя Комитета академика Ю.А. Рыжова (2010 г.)
25-летие аварии на Чернобыльской АЭС (2011)
55 лет Пагуошскому движению учёных, 1957-2012
100-летие академика М.Д.Миллионщикова, 1913-2013
РЕФОРМА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2013 год
60-я Пагуошская конференция, Стамбул, Турция, 2013 год
60-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2015)
61-я Пагуошская конференция, Нагасаки, Япония, 2015 год
60 лет Пагуошскому движению и Пагуошскому комитету РАН, 2017
62-я Пагуошская конференция, Астана, Казахстан, 2017 год
Пагуошские мероприятия, состоявшиеся в 2018 году
Пагуошские мероприятия, состоявшиеся в 2019 году
Пагуошские мероприятия, состоявшиеся в 2020 году
63-я Пагуошская конференция, Доха, Катар, 6-10 марта 2022 г.

Российская академия наук

Президиум РАН

 
63-я Пагуошская конференция учёных

Михаил Дмитриевич
МИЛЛИОНЩИКОВ
(1913 - 1973), президент
Пагуошского движения ученых, председатель
Советского Пагуошского комитета




Выступление члена Президиума Российского Пагуошского комитета РАН академика РАМН С.И. Колесникова на конференции "25 лет после аварии на Чернобыльской АЭС. Медицинские и социальные аспекты" (апрель 2011 г.)

С Т Е Н О Г Р А М М А

выступления члена Президиума Российского Пагуошского комитета - председателя Сибирского отделения Комитета академика РАМН С.И. Колесникова на конференции

"25 лет после
аварии на Чернобыльской АЭС. Медицинские и социальные аспекты",
приуроченной к 25-летней годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС.



Уважаемые коллеги!


Я бы сегодня хотел остановиться вкратце на той истории, которая сопутствует созданию наших движений и вообще на тех проблемах, которые связаны с антиядерными движениями не только в мире, но и в нашей стране особенно, неправительственными организациями, которые этим занимаются, прежде всего, об истории, которая предшествовала созданию нашего движения "Врачи мира за прекращение ядерной войны".


Вы прекрасно знаете, что такое клятва Гиппократа. Хотя, я думаю, что текст этой клятвы вряд ли кто вспоминает. Он, конечно, устарел. Мы сегодня принимает присягу уже врача. Но тем не менее там есть очень серьёзные фразы, которые говорят о том, что "я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, то есть сдерживать причинение всякого вреда и несправедливости". Вот этот основной тезис обычно и является основой деятельности врачей, не только деятельности по отношению к пациенту, но и деятельности по отношению ко всему миру.


Обычно такие общественные движения, о которых я говорю, они встраиваются в систему взаимоотношения секторов в современном обществе. Если вы возьмёте секторы основные общества нашего, то вы увидите, что население, которое формирует потребности, оно, как правило, объединяет и выражает свои интересы через неправительственные организации, у нас это ещё Общественная палата, через депутатов, потом что-то делается властью, анализ и прогноз наукой, заказывается анализ и прогноз науке, затем рождаются некие законы и правила, исполнение властью начинается, и затем опять контролируют всё это неправительственные организации, правоохранительные органы, наука и так далее, и СМИ.


У нас немножко другое пока общество. И оно существует на протяжении от царизма до сегодняшнего, пока, времени. Это общество, где есть достаточно серьёзные центры принятия решений. В данном случае у нас тандем существует, два руководителя, которые принимают в основном решения на уровне государства, на уровне исполнительной власти. Затем, если этот тандем достаточно проникся теми проблемами, которые существуют в обществе, начинается движение всех остальных секторов. И я что называется никакого секрета не раскрываю, что в этом случае население и неправительственные организации пока в нашей стране они выполняют роль чаще обслуживания, нежели побуждения к действию исполнительной и законодательной власти. К огромному сожалению. Но это пока так.


Что касается миротворческих организаций, которые в нашей стране создавались. Дело в том, что они начали создаваться ещё, естественно, до того, как развязалась Вторая мировая война и даже Первая мировая война. Но бурный рост миротворческих организаций наблюдался именно после Второй мировой войны, когда стало понятно, что создано оружие, это предрекал ещё наш великий учёный Вернадский, что на основе ядерного распада атома может быть создано быть оружие чудовищной силы, ещё в    20-х годах он высказал это предположение. Тем не менее оно реализовалось в 1945 году над Хиросимой и Нагасаки, и потом Россия, Советский Союз пошёл по пути создания ядерного оружия в 1949 и 1954 годах, произведя испытания сначала ядерной бомбы, а затем водородной бомбы. Так что гонка вооружений началась. И тут же обеспокоенные учёные в 1945 году уже начали думать о том, как же сделать так, чтобы не развязался глобальный ядерный конфликт, чтобы не было уничтожено всё человечество.


Тогда было созданы несколько организаций в СССР, которые были под патронажем государства. У нас общественные организации в своё время не могли существовать сами по себе. Это действительно так. Государство выбирало те точки, где общественные организации нужны, и финансово их поддерживало. В данном случае был создан Фонд мира, затем Комитет защиты мира. Затем были созданы такие организации, как "Врачи мира за предотвращение ядерной войны". В 1980 году были, объединились выдающиеся деятели медицинской науки Советского Союза и США, я должен назвать, это Евгений Иванович Чазов, это Леонид Андреевич Ильин, Михаил Кузин, которые, значит, взяли на себя смелость в период серьезного противостояния двух систем в период самой жесткой, жесткого периода холодной войны, выйти с инициативой создания вместе с американцами, которых возглавлял Бернард Плаун, Эрик Чилиан, которые предложили создать такое совместное международное движение в 1980 году.


До этого были попытки создания таких движений и в США, и в других странах, это такое движение, как "Врачи за социальную ответственность" в США, движение медиков в Германии, особенно интенсивно развивалось в Швеции, вот эти страны, они были лидерами по созданию такого рода движений.

И вот наше движение, создавшись в период самого тяжелого противостояния, оно заставило, как говорят, стать страны, руководителей стран, в башмаки друг друга, это образное выражение, оно очень правильное, когда каждый примеривает чужую обувь, и понимает как в ней ходить.


И спустя пять лет движение было удостоено Нобелевской премии мира за очень серьезные усилия по образованию, по информированию, по образованию, если хотите, и населения, и политических лидеров.


И кульминацией было то, что в 1984 году на Конгрессе в Хельсинки, в этом Конгрессе уже участвовал и Владимир Гаркаленко, и сидящий здесь руководитель отдела по работе с письмами жителей, администрации, аппарата правительства, Владимир Попов. Вот. Тогда уже они в этом участвовали как студенты и молодые лидеры студенческого движения. Вот тогда, учитывая такие заслуги нашего движения, ему была присуждена Нобелевская премия мира в 1985 году, которую как раз Евгений Иванович Чазов и получал.


К сожалению, Евгений Иванович Чазов сегодня не может присутствовать с нами, потому что у него там травма ноги приключилась, и он сейчас находится на реабилитации, но он очень хотел, чтобы я передал вам поздравления с началом конференции, и пожелания, чтобы вот эта молодежь, которая сидит в зале, все-таки заботилась не только о медицинской профессии, но и заботилась о том, что они несут людям некие идеалы добра, идеалы справедливости, идеалы сохранения жизни на нашей земле.


И вот после чего, так сказать, в апогее нашего движения было более 200 тысяч врачей, которые участвовали, более 60 стран мира, в этом движении, а в Советском Союзе подписали воззвание за запрещение ядерных испытаний, можете себе представить, миллион медицинских работников. Это был вот 1984-й, 1983 год.


И когда руководство движения пришло на прием к Горбачеву, тогда руководителю нашей страны, и предложило в одностороннем порядке прекратить ядерные испытания, которые в основном являются двигателем гонки ядерных вооружений, Горбачев согласился, и в августе 1985 года были прекращены Советским Союзом в одностороннем порядке ядерные испытания.


Это был толчок, для того чтобы заключить Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний, которые сегодня действуют, и это в основном заслуга, если хотите врачей, экспертов, и экспертов, которые с врачами нашими работали.
Очень важную роль сыграло Пагуошское движение, которое активно работает и сейчас. Его основывали нобелевские лауреаты.


Комитет советских ученых в защиту мира, который возглавлял Сагдеев, потом Велихов Евгений Павлович, который в то время очень активно работал в начале 80-х, ну и комитет молодежных организаций, который работал в ЦК комсомола, но все они получали очень серьезную поддержку государства.


Что сегодня с миротворческими движениями в нашей стране?


Ну прежде всего существует Международная федерация мира и согласия, которая правопреемник Комитета защиты мира. Наше движение, несмотря на все тяготы, сохранилось Пагуошское движение, появилось новое движение "Парламентарии за ядерное нераспространение и разоружение". В 80-х годах, вначале, появился социальный экологический союз. Есть организация ликвидаторов Чернобыля, пострадавших в результате ядерных испытаний и аварии на "Маяке", и другие экспертные группы и организации.


Должен вам сказать, что вот эта просветительская деятельность, она была достаточно опасна в советское время. Когда мы выпустили книгу вместе с Александром Емельяненковым и Поповым Владимиром по местам ядерных испытаний, которые проведены были в Советском Союзе, а было проведено мирных ядерных испытаний, чтобы вы знали, 128 на территории Советского Союза, мирных, не испытаний ядерного оружия, а мирных испытаний. Для того, чтобы увеличить добычу газа, добычу нефти, для того чтобы провести геологическую съёмку, для того чтобы метан из пластов в угольных районах убрать, и так далее, и так далее. Для того чтобы даже каналы копать, можете себе представить, были использованы ядерные боезаряды серьёзной разрушительной силы, для того чтобы всё это... производить строительные работы. Тогда был большой риск, что за публикацию вот этих сведений, они были под грифом, в основном, если их обобщить, они назывались "секретные", но мы набирали их из открытых источников, и, слава Богу, пронесло, не удалось добиться того, чтобы нас заключили под стражу, так скажем.


Вот такая иногда бывает опасность общественных движений. Это немножко, конечно, адреналина даёт, как говорит сегодня молодёжь, но в то же время и даёт возможность проверить общество на демократичность.


Финансирование наших неправительственных организаций. В Советском Союзе была широкая поддержка в официальных, я повторяю, общественных организациях со стороны и правительства, и партийных органов. В новой России полностью эта поддержка была прекращена, начиная примерно с 1989-1990 года ещё при Горбачёве, а в 1991 году полностью ... возможность поддержки неправительственных организаций. В результате, было оказано содействие фактически образованию на нашей территории российской филиалов международных организаций, причём, самого разного толка. От религиозных до миротворческих организаций, которые часто несли совсем не те функции, о которых мы могли мечтать, и это дискредитировало во многом саму идею неправительственных организаций в нашей стране. И, мало того, эти организации, учитывая финансирование зарубежных фондов достаточно активное, они перетянули на свою сторону большую часть активистов. Часть их них потом уехали, естественно, за рубеж. В результате, мы потеряли очень серьёзную когорту активных общественных деятелей в нашей стране.


Ну и в новейший период, в 2006 году, вновь государство осознало, что неправительственные организации - достаточно серьёзная сила, и началась грантовая поддержка общественных организаций. Начиналось с 80 миллионов рублей, сейчас это примерно 1,5 миллиарда рублей, которые даются Общественной палате, созданной законом. И через эту Общественную палату поддерживаются неправительственные организации. К сожалению, миротворческие организации в их круг практически не входят. Это, в основном, организации социального толка. Поэтому мы живём, в основном, на те, либо пожертвования, либо гранты, которые нам дают международные фонды.


Ну, естественно, что врачи, почему именно врачи должны этим заниматься, потому что врачи как независимые люди, как люди, которые, как правило, не имеют политической ангажированности, они как раз и могут быть таким кооператором, коллективным организатором, если хотите, действий по основным, ключевым проблемам современности. Сегодня врачи работают преимущественно вот в таком... по основным проблемам, таким как ядерная угроза, глобальный экономический кризис и загрязнение окружающей среды.


Что могут общественные организации? Прежде всего, это систематизация и анализ данных и выработка на этой основе стратегии и тактики противодействия отрицательных тенденций, которые существуют в нашей отрасли, в нашем вообще обществе и вообще в глобальном масштабе. Затем, важно создавать инфраструктуры организаций. У нас в нашей организации - "Врачи за прекращение ядерной войны" филиалы существуют от Владивостока до Санкт-Петербурга в России. И в странах СНГ, к сожалению, уже из 15-ти организаций, у нас раньше было 15 организаций, сегодня у нас осталось 5 официальных, признанных организаций, кроме российской, на пространстве СНГ, понятно, Прибалтика отошла к Европе. Ну и часть организаций мы, к сожалению, потеряли ввиду падения интересов.


Затем формирование экспертов для того чтобы информировать общественность и публиковать основные данные, правдивые данные, включая работу со средствами массовой информации, мне очень приятно, что здесь присутствует медицинская газета и одновременно литературная газета с нами вместе. Александр Емельяненков чуть позже подъедет, основной наш рупор в "Российской газете", так что... есть наши агенты в ИТАР-ТАСС. Так что мы активно работаем со средствами массовой информации и пытаемся донести нашу точку зрения до мировой общественности.


Ну и перспективы формирования гражданского общества в нашей стране вызывает оптимизм, конечно, заявление наших лидеров о необходимости формирования гражданского общества и поддержки российский НКО, в том числе финансовой. Специальным законом была создана Общественная палата, которая имеет достаточно широкие полномочия по объединению выражения интересов неправительственных организаций, по экспертной даже оценке законопроектов, решений правительства, представления мнения президенту, правительству и Государственной Думе. Так что такие шаги делаются, но, к сожалению, пока сказать, что активность гражданского общества высока, я не могу. Хотя у нас зарегистрировано в нашей стране, чтобы вы знали, 330 тысяч некоммерческих организаций, 330 тысяч. Из них правда действующими является чуть больше 40-50 тысяч, которые представляют отчёты о своей финансовой деятельности, но реально активно работающих организаций, эксперты говорят о том, что это несколько тысяч таких общественных организаций, которые работают.


Ну и с кем мы работаем. Естественно, с Министерством иностранных дел у нас очень серьёзная... есть комиссия при министерстве, которая учитывает мнение миротворческих неправительственных организаций. Российская академия медицинских наук и Российская академия наук активно участвуют в нашей деятельности, было бы странно, если бы этого не было, потому что озабоченные учёные – это основной двигатель экспертных оценок. Естественно, вузы, аспиранты, студенты, как правило, участвуют в нашей деятельности, к сожалению, не так активно, медики больше занимаются своей профессией, чем общественной работой, но тем не менее нам удаётся находить активных наших деятелей, которые участвуют в международных, в том числе, событиях и входят в руководство международных студенческих организаций. Структура правительской и президентской администрации. Росатом, в  постоянной консультации мы находимся с Росатомом, которая отвечает за безопасность и за развитие атомной энергетики. Наши делегации международные постоянно принимаются руководством Росатома и информируются о том, что проходит на территории Российской Федерации. Минздравсоцразвития, ..., МЧС, естественно, ну, и конечно средства массовой информации и спонсоры.


Ну и по сегодняшней теме, что принесла чернобыльская авария кроме трагедии, кроме понимания, что ядерная энергетика небезопасна. Ну, во-первых, принесло... достаточно серьёзное воздействие было оказано на очень большие контингенты населения. По минимальным подсчётам около шести миллионов человек были в зоне воздействия чернобыльской катастрофы, шесть миллионов человек. Ликвидаторы – где-то 600 тысяч, эвакуированных почти 120 тысяч, строгий контроль – 270 тысяч и жители других загрязнённых районов, а это районы Белоруссии, которые я вам показывал, районы Белоруссии, районы Украины и районы Российской Федерации – это Брянская, Калужская области, в том числе, части Курская область. И представители здесь есть этих областей. Вот была... оценивается в шесть миллионов человек. Превысит ли эти цифры "Фукусима", на совещании по которой сейчас находится Леонид Андреевич Ильин, как один из наших ведущих экспертов. Ну, посмотрим, потому что пока там ситуация не локализована.


Ну и какие правовые последствия Чернобыля, это особенно важно, что принёс Чернобыль. Дело в том, что Чернобыль дал всплеск движениям, которые работают за открытость властей, за то, чтобы информация о серьёзных катастрофах распространялась и не скрывалась. И в наших законах уже Российской Федерации, а до этого Советского Союза были внесены очень серьёзные изменения.


В частности в Закон "Об информации, информатизации и защите информации" было внесено положение, что сведения о чрезвычайных ситуациях, которые несут непосредственный риск безопасности и угрозу безопасности граждан и населения, являются открытыми и не могут относиться к информации с ограниченным доступом. Это принципиальная вещь, которая, к сожалению, очень не... в советское время, в период чернобыльского аварии этого закона не было, и, соответственно, была огромная критика со стороны мирового сообщества по этому поводу.


Первыми сообщили о чернобыльской аварии, как это ни странно, средства зарубежные, в том числе шведские. Это, когда обнаружили повышение количества изотопов в окружающей среде Швеции.


И второй Закон "О государственной тайне" тоже декларирует о том, что не подлежат отнесению к гостайне и засекречиванию сведения о состоянии экологии. Это важнейшая вещь. Затем в Уголовный кодекс даже были внесены изменения о том, что сокрытие информации может наказываться не только серьёзными штрафами для должностных лиц, которые за это отвечают, за эту информацию, но и даже вплоть до уголовного преследования и заключения в тюрьму на срок от двух даже до пяти лет.


Это серьёзные изменения, которые позволили сейчас сделать ситуацию открытой. И это, чтобы вы знали, одна из заслуг, между прочим, общественных организаций, которые работали на этом поле. Таким образом, я хотел бы суммировать, что удалось сделать общественным организациям за вот тот период с 1945 года до настоящего времени.


Первое, что удалось сделать - информировать общественность об опасности ядерных испытаний и ядерных конфликтов. В результате, родился Договор 1963 года о запрещении испытаний в атмосфере и в открытом пространстве, за исключением подземных ядерных испытаний.


Второй этап - это, когда удалось доказать, что и подземные ядерные испытания необходимо запретить. Советский Союз и Россия ратифицировали все договоры по этому поводу. К сожалению, этого не происходит с Соединёнными Штатами. Сейчас мы добиваемся такого же ответа со стороны Соединённых Штатов. И последнее - это добиться серьёзного сокращения ядерных вооружений, которые снижают уровень опасности ядерного конфликта.


Вот это то, что удалось нам за это время сделать. Надеюсь, что молодёжь, которая сидит в зале, подключится к нашим усилиям, которые... Нам нужна смена, мы уже в том возрасте, когда надо думать о вечном, а вам нужно думать о том, что будет происходить с нашей страной в ближайшее время, и с вами тоже.


Спасибо большое за внимание.
(Аплодисменты.)

Назад

Россия, 119991, Москва,
Ленинский проспект, д. 32а,
Тел./факс:
+7 (495) 938-00-93

info@pugwash.ru
pugwash@presidium.ras.ru