Пагуошское движение ученых
Нобелевская Премия Мира
Российский Пагуошский Комитет
Русский English
Пагуошское движение ученых

Поиск

Положение и структура Состав История Новости Календарь мероприятий Проекты
Региональное сотрудничество Молодёжное отделение БЛОГ Комитета на сайте РСМД Публикации и мультимедиа Карта сайта Контакты
Разоружение, верификация и международная безопасность
Региональная и экологическая безопасность, невоенные угрозы
Социальная ответственность учёных и научное сотрудничество
Ротблатовские научные чтения
50-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2005)
50-летие Пагуошского движения ученых (2007)
100-летие сэра Джозефа Ротблата (1908-2005)
55-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2010)
Межрегиональный Пагуошский симпозиум в Грозном (2010)
80-летие председателя Комитета академика Ю.А. Рыжова (2010 г.)
25-летие аварии на Чернобыльской АЭС (2011)
55 лет Пагуошскому движению учёных, 1957-2012
100-летие академика М.Д.Миллионщикова, 1913-2013
РЕФОРМА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2013 год
60-я Пагуошская конференция, Стамбул, Турция, 2013 год
60-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2015)
61-я Пагуошская конференция, Нагасаки, Япония, 2015 год
60 лет Пагуошскому движению и Пагуошскому комитету РАН, 2017
62-я Пагуошская конференция, Астана, Казахстан, 2017 год
Пагуошские мероприятия, состоявшиеся в 2018 году
Пагуошские мероприятия, состоявшиеся в 2019 году
Пагуошские мероприятия, состоявшиеся в 2020 году
63-я Пагуошская конференция, Доха, Катар, 6-10 марта 2022 г.

Российская академия наук

Президиум РАН

 
63-я Пагуошская конференция учёных

Михаил Дмитриевич
МИЛЛИОНЩИКОВ
(1913 - 1973), президент
Пагуошского движения ученых, председатель
Советского Пагуошского комитета




Колесников С.И., действительный член РАМН - Пагуошские диалоги и политические реалии. Диалог против силы

Пагуошские диалоги и политические реалии. Диалог против силы

Сергей Колесников, вице-президент международного движения «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» (Нобелевская премия мира 1985 года), депутат Государственной Думы ФС РФ, член Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН, академик РАМН

Деятельность неправительственных организаций (НПО) и многих политиков в 2005 году в области ядерной тематики были сконцентрированы на нескольких моментах, которые свидетельствуют о серьезном мировом кризисе в этой области. Достаточно упомянуть провал конференции по нераспространению в ООН и заявления КНДР об обладании ядерным оружием, жестокий нажим (вплоть до угрозы войны) США на Иран с целью остановить его ядерную программу и не менее жесткое конфронтационное заявление нового Президента Ирана о возможном выходе из МАГАТЭ и др.

А затем неожиданное (но 2 года готовившееся) противоречивое решение о присуждении Нобелевской премии мира МАГАТЭ и его генеральному директору Мохаммеду аль-Барадеи. Это произошло в символическое время – ровно через 20 лет после присуждения этой премии Международному движению «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» и через 10 лет после присуждения премии Пагуошскому движению ученых. Если учесть , что в этом году исполнилось Манифесту Рассела-Эйнштейна, положившего начало Пагуошу, 60 лет окончания Второй мировой войны и ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, то символика очевидна.

Однако присуждение премии может быть воспринято и как свидетельство серьезного прогресса в ядерном разоружении и контроле распространения. К огромному сожалению, это далеко не так.

Что должна сделать официальная дипломатия и чем может помочь дипломатия народная, чтобы ядерное оружие не расползалось по планете, а договор о нераспространении в обозримом будущем перерос в договор о запрещении и поэтапной ликвидации оружия массового уничтожения? Можно ли утверждать, что Нобелевская премия мира отражает подвижки и доминирующие тенденции в мировом сообществе, что это своего рода барометр общественных настроений? Какие точки соприкосновения могут быть у миротворческих организаций с правительственными структурами?

С появлением Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) контрольные функции агентства заметно расширились, обрели новое содержание. Сегодня МАГАТЭ выступает гарантом того, чтобы развитие атомной энергетики и ядерных технологий служило миру, а не наоборот.

Однако это не остановило Индию и Пакистан, которые почти одновременно обзавелись атомными бомбами и увеличили «де-факто» число членов ядерного клуба с пяти до семи. Не вызывает сомнений у специалистов и то, что ядерным оружием негласно обладает Израиль, хотя официальные власти Тель-Авива в этом ни разу не признались…

К сожалению, мы являемся свидетелями того, как ломаются очень важные международные договоренности, созданные во времена, когда мир называли двуполярным. Вопреки ожиданиям, ему на смену не пришел и не приходит мир многополярный. Нам пытаются навязать взгляды, идеологию одной единственной сверхдержавы. А все, что сюда не вписывается, согласно той же логике, должно быть разрушено. Так уже разрушены договоры о противоракетной обороне, о запрещении испытаний ядерного оружия, не идут переговоры по контролю за транспортом боевых (обогащенных) расщепляющихся материалов. Россия ратифицировала все договоры по ядерному оружию. Конечно , для России тревожно, что инициативы России не встречают встречного движения США и других ядерных держав. Налицо системный кризис международных договоренностей в этой области. Договор о нераспространении был разработан в период двуполярного мира как компромисс ядерных держав и развивающихся стран с целью привлечь эти страны к одной из супердержав.

Но сейчас Договор о нераспространении ядерного оружия, если называть вещи своими именами, де-факто мертв. Он не имеет собственного инструмента реализации, у него нет международного офиса , а ежегодные конференции таким офисом быть не в состоянии. МАГАТЭ тоже не наделено для этого соответствующими полномочиями. В такой ситуации появление новых ядерных держав, на мой взгляд, неизбежно. Санкции и даже угроза применения военной силы далеко не всегда и не всех смогут остановить.

Корень зла, на мой взгляд, в том, что ядерные государства не выполняют своих обязательств, вытекающих из договора о нераспространении. Они не собираются разоружаться, не собираются останавливать национальные программы модернизации ядерного оружия. На последней конференции по нераспространению, американцы внесли 760 поправок к проекту постановления, суть которых – исключить само упоминание о ядерном разоружении. Поэтому говорить о том, что этот договор сегодня что-то сдерживает, я бы поостерегся.

Чтобы подтвердить жизнеспособность ДНЯО, необходимо делать следующие шаги. И они, между прочим, прописаны в тексте договора – своего рода 13 ступенек-рекомендаций по пути к ядерному разоружению. Но ядерные государства, прежде всего США , их игнорируют…

Ядерное оружие, так же, как химическое и биологическое, относится к оружию массового уничтожения. По двум последним разработаны и подписаны международные конвенции, а по ядерному оружию никакой конвенции нет. Как нет и международно признанного юридического акта, который бы регулировал общие вопросы, связанные с ядерными вооружениями. Допускаю, что такие вопросы выходят за рамки устава МАГАТЭ, но инициировать подобные процессы – с опорой на неправительственные организации - никто не запрещает. Тем более теперь, когда Международное агентство по атомной энергии оказалось в одном ряду с Пагуошским движением ученых, движением врачей и другими известными организациями, удостоенными Нобелевской премии мира.

Важно совершенствовать инструменты международного диалога, как это было в первые годы создания и деятельности Пагуошского движения и движения ВМПЯВ. Именно доверительные отношения между учеными разных стран обеспечили диалог по проблемам ядерных вооружений сначала на экспертном, а затем и на политическом уровне между заинтересованными странами.

Сейчас очень важна концепция диалога цивилизаций в альтернативу «войне цивилизаций»- это альтернатива американской концепции, опирающейся на диктат силы.

По инициативе генсека ООН Кофи Аннана была собрана группа из двенадцати авторов, которые представляли разные страны, национальности и конфессии, которые написали книгу «Диалог цивилизаций». В их числе был наш ученый – заместитель председателя Российского Пагуошского комитета профессор С.П. Капица.

Движение врачей не первый год сотрудничает с организацией «Юристы против атомного оружия». В свое время мы сообща подали запрос в Международный суд в Гааге относительно законности угроз применения ядерного оружия и его фактического использования. И суд, который называют еще Гаагским трибуналом, вынес вердикт, на юридическом языке - «советующее мнение». Оно гласит, что угроза применения и применение ядерного оружия странами, в том числе теми, которые считаются ядерными де-юре – а это США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, противоречат гуманитарному законодательству.

Казалось бы, есть мнение международного суда в Гааге – можно на него опереться. Но куда дальше обращаться, кто отвечает за договор о нераспространении? Где контролирующая наднациональная структура, тот конкретный бюрократ, к которому можно прийти и сказать: господин начальник, вы нарушаете, давайте что-то делать. Получается, что договор есть, а инструментов воздействия, чтобы добиться его соблюдения - нет. Хотя договор о нераспространении ядерного оружия - это очень строгий документ, в котором страны договорились о некоем компромиссе. Обоюдные обязательства взяли на себя и официально признанные ядерные страны, и те государства, которые добровольно отказались от создания ядерного оружия и официально заявили об этом. При этом они в известном смысле пошли на частичное ущемление своего суверенитета – согласились на международные проверки собственной территории независимыми инспекциями агентства по атомной энергии.

Главное, что удалось сделать неправительственным организациям, - изменить психологию конфликтующих сторон. Действуя на своем уровне, своими методами, добиваясь встреч с первыми лицами, организуя международные экспертизы с участием известных ученых, врачей, общественных деятелей, эти две организации смогли едва ли не больше, чем официальная дипломатия. Как любят выражаться наши американские коллеги, «удалось поставить одних руководителей в ботинки других». Это существенно облегчило понимание на государственном и межгосударственном уровнях, когда принимались серьезные решения.

Поэтому ВМПЯВ продолжает свои программы лоббирования лидеров исполнительной и законодательной властей ядерных держав и НАТО. Недавно состоялся совет директоров ВМПЯВ в Бостоне (США), где мы очень подробно обсуждали итоги и перспективы антиядерной активности, а также встретились в офисах нескольких американских сенаторов – Лугара (одного из авторов помощи России в демонтаже и утилизации ядерных боеголовок и подлодок, т.н. проекта Нанна-Лугара), Теда Кеннеди (члена оборонного комитета) и одного из жестких (несмотря на женский пол) сенаторов, которые выступают за совершенствование ядерного оружия – Олимпией Сноу.

Очень важно, что впервые очень серьезно обсуждалась проблема ядерного терроризма. Причем наша организация разработала несколько сценариев возможных последствий террористических актов с использованием ядерных расщепляющихся материалов, таких, как небольшой ядерный заряд, как грязная бомба, как взрыв на ядерной электростанции.

Сейчас в США проводятся митинги в различных городах США с объяснением, что небольшой ядерный террористический взрыв, например в Бостоне, вызовет последствия, с которыми не сможет справиться медицинская служба даже такого развитого города (см. рис).

Наша организация опубликовала несколько докладов, которые доказывают опасность разработки новых типов оружия ядерного поражения, оружия с использованием сердечников с низкообогащенным ураном (т.н. пенетраторы для глубоко расположенных бункеров).

Очень беспокоит нас стремление США размещать в космосе различные компоненты оружия, близкого к оружию массового поражения и др. Совершенно непонятно, зачем окружать своего «лучшего друга» Россию военными базами, давать странам, вступающим в НАТО, возможность размещать на своей территории ядерное оружие.

В то же время есть трезвые умы в США, которые понимают, что конфронтация очень опасна. Ряд общественных движений в США всегда был настроен против ядерного оружия и последовательно выступали против разнообразных карательных акций США, которые порождали большее напряжение в мире, а не успокаивали его. Именно эти акции в конечном итоге подвигли такие страны, как КНДР и отчасти Иран к развитию ядерных программ. США активно поддерживает недружественные России организации и стимулирует приход к власти режимов со стремлением к конфронтации с Россией.

Естественно, что в этих условиях возникает стремление России разрабатывать контрмеры, стимулирующие как гонку совершенствования вооружений, так и изменения законодательства. В частности недавно Государственная Дума сделала два таких шага. Принят в первом чтении закон, ограничивающий возможность действия в России филиалов иностранных неправительственных организаций и использование российскими организациями зарубежных средств. В Российском федеральном бюджете впервые с советских времен запланированы 500 млн.рублей (почти 18 млн. долларов) на поддержку дружественных России организаций за рубежом.

К сожалению, для российских неправительственных организаций ни копейки в бюджете не предусмотрено! Будем надеяться, что это положение будет улучшаться с началом работы Общественной палаты России, в которой есть представители многих общественных движений (Федерации мира и согласия, Международного центра «Будущее женщины», Лиги «Здоровье нации» и многих других).

Надеюсь, это послужит толчком к разработке пакета законопроектов по содействию работе неправительственных организаций России.

Назад

Россия, 119991, Москва,
Ленинский проспект, д. 32а,
Тел./факс:
+7 (495) 938-00-93

info@pugwash.ru
pugwash@presidium.ras.ru