Пагуошское движение ученых
Нобелевская Премия Мира
Российский Пагуошский Комитет
Русский English
Пагуошское движение ученых

Поиск

Положение и структура Состав Новости История Календарь мероприятий Проекты
Региональное сотрудничество Молодёжное отделение Блог Комитета на сайте РСМД Публикации и мультимедиа Карта сайта Контакты
Разоружение, верификация и международная безопасность
Региональная и экологическая безопасность, невоенные угрозы
Социальная ответственность учёных и научное сотрудничество
Издания Пагуошского движения и Российского Пагуошского комитета
Ротблатовские научные чтения
50-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2005)
50-летие Пагуошского движения ученых (2007)
100-летие сэра Джозефа Ротблата (1908-2005)
55-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2010)
Межрегиональный Пагуошский симпозиум в Грозном (2010)
80-летие председателя Комитета академика Ю.А. Рыжова (2010 г.)
25-летие аварии на Чернобыльской АЭС (2011)
55 лет Пагуошскому движению учёных, 1957-2012
100-летие академика М.Д.Миллионщикова, 1913-2013
РЕФОРМА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2013 год
60-я Пагуошская конференция, Стамбул, Турция, 2013 год
60-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2015)
61-я Пагуошская конференция, Нагасаки, Япония, 2015 год
60 лет Пагуошскому движению и Пагуошскому комитету РАН, 2017
62-я Пагуошская конференция, Астана, Казахстан, 2017 год

Российская академия наук

Президиум РАН

60 лет Пагуошскому движению учёных и Российскому Пагуошскому комитету РАН, 1957-2017

62-я Пагуошская конференция, Астана, Казахстан, 2017 год

Михаил Дмитриевич
МИЛЛИОНЩИКОВ
(1913 - 1973), президент
Пагуошского движения ученых, председатель
Советского Пагуошского комитета




Лебедев М.А. Научиться мыслить по-новому: О происхождении Пагуошского движения ученых

Название: "Научиться мыслить по-новому": О происхождении Пагуошского движения ученых

Автор: М.А. Лебедев

Источник: Мир и согласие. 2004. № 1 (21).

В последнее время вышел ряд работ о роли мировой общественности в уменьшении опасности возникновения ядерной войны в ХХ в. Тем не менее представляется, что до сих пор вклад научного сообщества в формирование взглядов на наличие ядерного фактора в мировой политике изучен недостаточно. Особенно это относится к отечественной литературе. В данной статье приводится попытка восстановить ход событий, приведших к возникновению Пагуошского движения ученых.

Испытания ядерного оружия, последовавшие во второй половине сороковых годов прошлого столетия, поставили мир перед угрозой исчезновения. Это не могло не вызвать массового протеста народов, которое нашло выражение в различных движениях и кампаниях в поддержку мира. Особую роль в этом процессе сыграло Всемирное движение сторонников мира, которое объединило около 200 организаций из 150 государств. Руководящий орган этого движения ― Всемирный Совет Мира ― возглавил выдающийся физик, нобелевский лауреат профессор Фредерик Жолио-Кюри.

Одним из первых шагов движения стало принятие в 1950 г. Воззвания, получившего название «Стокгольмское», в котором, в частности, отмечалось: «Мы считаем, что правительство, которое первым применит против какой-либо страны атомное оружие, совершит преступление против человечества и должно рассматриваться как военный преступник». Авторы Воззвания призывали правительства запретить ядерное оружие, а его уничтожение поставить под строгий и гласный международный контроль.

Помимо Всемирного Совета Мира действовали и другие организации, среди них: Всемирная федерация научных работников, Ассоциация ученых-атомщиков и некоторые другие. В 1947 ― 1950 гг. английским физиком Джозефом Ротблатом была проведена беспрецедентная акция ― организована первая в мире передвижная выставка «Атомный поезд». В нескольких железнодорожных вагонах, перемещавшихся по странам Европы и Азии, была развернута экспозиция, целью которой была демонстрация общественности возможностей мирного и военного применения ядерной энергии.

Одним из активных и последовательных сторонников запрещения оружия массового уничтожения был выдающийся английский философ, логик и математик, лауреат Нобелевской премии по литературе лорд Рассел.

Трагедия Хиросимы и Нагасаки потрясла Рассела, стала импульсом для его размышлений о реальности всемирной ядерной катастрофы и ― как следствие ― о путях ее предотвращения. В своих многочисленных выступлениях он призывал задуматься о грозящей катастрофе.

1 марта 1954 г. на атолле Бикини в Тихом океане Соединенные Штаты провели испытания водородной бомбы. Эта акция, по мнению Рассела, явилась очередным подтверждением той трагической ситуации, перед которой оказалось человечество, и продемонстрировала миру весь масштаб нависшей над ним угрозы возможной гибели. Реакцией Рассела на испытания в Тихом океане стала его речь «Угроза человечеству» 23 декабря 1954 г. по британскому радио. Несмотря на множество положительных откликов на свое выступление, Рассел начал осознавать, что его усилий в рамках одной страны явно недостаточно для того, чтобы разрешить сложившую ситуацию в мире[1].

31 января 1955 г. Фредерик Жолио-Кюри обратился к Расселу с посланием, в котором, в частности, писал: «Угрожающая человечеству опасность так велика, что я считаю настоятельно необходимым, чтобы деятели науки объединились для подготовки совместного объективного заявления на эту тему. На мой взгляд, весьма важно, чтобы лица, которые должны сформулировать и подписать это мотивированное предупреждение, располагали неоспоримым научным авторитетом и, чтобы их различное социальное происхождение и различие философских убеждений не внушало хотя бы части общества сомнения в искренности или авторитете. Понятно, что такой документ имел бы фундаментальное значение для общественного мнения и правительств всех стран. Я считаю очень важным, ― отмечал Жолио-Кюри, ― чтобы лица, подписавшие заявление, не принадлежали к одному какому-нибудь политическому направлению, чтоб в их декларации было строго соблюдено воздержание от всяких упреков любой другой стороне за ее прошлые ошибки или за то, что считается ошибками. Все мы имеем собственное предубеждение в пользу той или иной стороны; но мне кажется, что перед лицом общей опасности люди, способные к научной беспристрастности, должны уметь сохранят интеллектуальный нейтралитет, как бы мало они ни были нейтральны в эмоциональном отношении. Чтобы такое заявление, какое я себе представляю, могло быть эффективным, лица, его подписавшие, должны представлять мнение всех кругов общества так, чтобы нельзя было рассматривать этих людей как приверженцев той или иной стороны»[2].

Именно после этого послания Жолио-Кюри Рассел решил вплотную заняться подготовкой текста заявления ученых об угрозе ядерной войны. Он считал, что подобное заявление должно быть подписано крупнейшими учеными и, прежде всего, Альбертом Эйнштейном, которого он считал «не только великим ученым, но и великим человеком».

Ещё в 1948 г. в «Фатальном решении» Эйнштейн писал: «Пропасть между Востоком и Западом, над уменьшением которой работали люди доброй воли, с каждым днем увеличивается. Раздаются голоса, утверждающие, что какое-либо примирение невозможно, и только война может разрешить конфликт. На это мы, ученые, отвечаем, что путем войны невозможно найти какое-либо решение, ибо атомная война не только не позволит решить проблему, но и явится причиной беспрецедентных по своим масштабам гибели населения и опустошения территории обеих стран»[3].

Эйнштейн не считал, что идеологические различия между социальными системами могут противоречить их мирному существованию. Он полагал, что международная напряженность, возникшая с конца 1940-х гг., в значительной мере обусловлена другими причинами. Эйнштейн встретил идею Рассела положительно и предложил ему составить проект обращения ученых об опасности ядерной войны, а также назвал нескольких ученых, чьи подписи также могли бы стоять под текстом. Весной 1955 г. Рассел направил ему письмо с проектом документа. Как вспоминал позже сам Рассел, инициатива по организации конференции практически не начавшись, могла потерпеть неудачу. Сообщение о кончине Эйнштейна застала Рассела 18 апреля 1955 г. в самолете, когда он летел из Рима в Париж. Он был удручен не только уходом из жизни великого физика, но и тем, что не удалось заручиться его авторитетной поддержкой под готовящимся обращением. «Я чувствовал себя разбитым, не только по понятным всем причинам, но и ещё и потому, что понимал: без его поддержки мой план обречен на провал», ― вспоминал Рассел[4]. Однако, разбирая через несколько дней поступившую почту, он обнаружил письмо, в котором находился текст составленного им документа с собственноручной подписью Эйнштейна. Это означало, что начатую работу необходимо продолжить и получить поддержку других ученых, как указывал на то Эйнштейн. Но и на этом пути возникли трудности. По тем или иным причинам не все ученые были готовы стать соавторами обращения. Так, выдающийся физик Нильс Бор даже не ответил на приглашение Рассела принять участие в их с Эйнштейном и Жолио-Кюри инициативе. Тем не менее вскоре под обращением появились подписи немецкого физика Макса Борна; американского физика Перси Бриджмена; польского физика Леопольда Инфельда; французского ученого и общественного деятеля Фредерика Жолио-Кюри; американского зоолога Герберта Мёллера; американского химика Лайнуса Поллинга; физиков-ядерщиков из Англии Сессила Пауэлла и Джозефа Ротблата; японского специалиста в области теоретической физики Хидеки Юкавы. Так появился знаменитый Манифест Рассела ― Эйнштейна.

Чтобы усилить воздействие на общественное мнение, Рассел решил обнародовать Манифест на специально созванной пресс-конференции, состоявшейся 9 июля 1955 г. в самом большом в то время пресс-центре Лондона ― «Кекстон-холле». Из подписантов Манифеста в пресс-конференции участвовали Рассел и Дж. Ротблат ― непосредственный участник Манхэттенского проекта.

Выступая на открытии пресс-конференции, Рассел отметил, что: «В заявлении убедительно говорится, что ни одна из сторон не может рассчитывать на победу в такой (ядерной. ― Прим. авт.) войне… существует реальная угроза гибели человечества от пыли и осадков из радиоактивных облаков. Однако ни общественность, ни правительства государств мира этой опасности в полной мере не осознают. В документе подчеркивается, что один лишь согласованный запрет на ядерное оружие… не станет окончательным решением проблемы, поскольку данные виды оружия все равно будут производиться и использоваться в случае масштабной войны, несмотря на предыдущие соглашения… Единственная надежда для человечества ― это покончить с войнами»[5].

В Манифесте, оглашенном Расселом и Дж. Ротблатом, в частности, говорилось: «Мы должны научиться мыслить по-новому. Мы должны научиться спрашивать себя не о том, какие шаги надо предпринять для достижения военной победы тем лагерем, к которому мы принадлежим, ибо таких шагов больше не существует; мы должны задавать себе следующий вопрос: какие шаги можно предпринять для предупреждения вооруженной борьбы, исход которой должен быть катастрофическим для всех ее участников?..

Общественность и даже многие государственные деятели не понимают, что будет поставлено на карту в ядерной войне. Общественность всё ещё рассматривает её как средство уничтожения городов. Все хорошо знают, что новые бомбы более мощные по сравнению со старыми, и, что в то время как одна атомная бомба смогла уничтожить Хиросиму, одной водородной бомбы хватило бы для того, чтобы стереть с лица Земли крупнейшие города, такие как Лондон, Нью-Йорк и Москва…

Многие видные ученые и авторитеты в области военной стратегии не раз предупреждали об опасности. Ни один из них не скажет о том, что гибельные результаты неизбежны. Они считают, что катастрофа вполне возможна и что никто не может быть уверен в том, что её можно избежать. Мы убедились в том, что точка зрения специалистов на эту проблему не зависит в какой-либо степени от их политических взглядов. Она зависит только, как показали наши исследования, от степени знаний специалистов. Мы установили, что люди, которые знают очень много, выражают наиболее пессимистические взгляды.

Поэтому, вот вопрос, который мы ставим перед вами, ― вопрос суровый, ужасный и неизбежный: должны мы уничтожить человеческий род, или человечество откажется от войн? Люди не хотят столкнуться с такой альтернативой, так как очень трудно искоренить войну…

Перед нами лежит путь непрерывного прогресса, счастья, знания и мудрости. Изберём ли мы вместо этого смерть только потому, что не можем забыть наших ссор? Мы обращаемся как люди к людям: помните о том, что вы принадлежите к роду человеческому и забудьте обо всём остальном. Если вы сможете сделать это, то перед вами открыт путь в новый рай; если вы это не сделаете, то ― перед вами опасность всеобщей гибели»[6].

В заключение Манифеста предлагалось созвать международную конференцию, которая вынесла бы следующую резолюцию:

«В связи с тем, что в будущей мировой войне будет непременно использовано ядерное оружие и поскольку это оружие угрожает существованию рода человеческого, мы настаиваем, чтобы правительства всех стран поняли и публично заявили, что споры между государствами не могут быть разрешены в результате развязывания мировой войны. Мы требуем, чтобы они находили мирные средства разрешения всех спорных вопросов».

Манифест Рассела ― Эйнштейна явился историческим событием и оказал существенное влияние на развитие отношений между ядерными державами, заложив основы нового политического подхода к решению глобальных проблем в эпоху холодной войны.

Как видно из текста документа, кроме призыва к ученым собраться на конференцию для обсуждения угроз, вызываемых ядерным оружием, Манифест содержал новые подходы к выработке принципов взаимоотношений между государствами с различными политическими системами. Рассел считал, что старое, стереотипное мышление, основанное на силовом решении спорных вопросов в мире, должно смениться новым, при котором конфликты будут разрешаться на основе политических договоренностей. Убежденность Рассела в необходимости нового политического мышления подтверждает в книге «Моя жизнь и взгляды» Макс Борн.

Надо отметить, что ещё до возникновения широкого Пагуошского движения в 1957 г., которое было инициировано Манифестом Рассела ― Эйнштейна, ученые предпринимали попытки обсудить проблемы, связанные с гонкой ядерных вооружений. В частности, этому была посвящена конференция, организованная по инициативе Рассела Международной ассоциацией парламентариев 3 ― 5 августа 1955 г. в Лондоне[7]. В этом форуме приняли участие и советские ученые, однако она не привела к возникновению широкого движения научного сообщества за запрещение ядерного оружия.

Подготовительная работа по созыву инициированной Манифестом Рассела ― Эйнштейна конференции заняла два года. Необходимо было сформировать состав участников, разработать повестку встречи, а также, не менее трудное и важное, ― найти средства на ее проведение и определить место для форума. При выборе спонсора конференции главным условием являлось его невмешательство в дискуссию между участниками и принятие итогового решения.

Первоначально планировалось провести конференцию ученых, о которой говорилось в Манифесте, 9 ― 12 января 1957 г. в Индии. Премьер-министр страны Дж. Неру горячо поддержал инициативу ученых и началась соответствующая организационная подготовка встречи. Самым трудным было получить согласие руководства СССР на участие в конференции советских ученых. Б. Рассел и Дж. Ротблат предполагали, что целесообразно, чтобы во встрече участвовали Президент АН СССР академик А.Н. Несмеянов, главный ученый секретарь Президиума АН СССР академик А.В. Топчиев, академики П.Л. Капица, А.И. Опарин, Д.В. Скобельцын и некоторые другие. Однако ЦК КПСС не дало согласие на участие П.Л. Капицы; были трудности и с другими советскими учеными[8].

Из-за резкого обострения политической обстановки вследствие Суэцкого кризиса и событий в Венгрии, созвать конференцию в Индии не удалось. У Рассела имелось ещё два предложения от финансистов, готовых помочь в проведении конференции. Первое было от А. Онасиса с идеей организации встречи в Монте-Карло, однако из-за известной репутации этого места его предложение было отвергнуто. Осуществить идею созыва конференции помог Сайрус Итон ― известный американский и канадский промышленник-миллиардер, обратившийся к Расселу с письмом, в котором выражал готовность принять ученых в качестве своих гостей в своем поместье в Пагуоше (Канада).

Итон был сторонником установления дружеских отношений между СССР и США, за что впоследствии Н.С. Хрущевым был удостоен Международной Ленинской премии мира. Кроме того, он был организатором неформальной встречи в Пагуоше в августе 1956 г. между учеными, политиками и общественными деятелями стран Запада и Востока. В ходе неформальной обстановке ученые и политики из СССР, США, КНР, Израиля, ФРГ, Франции, Великобритании, Ирака, Канады обсудили большой спектр политических проблем. Советский Союз был представлен выдающимся ученым-металлургом академиком А.М. Самариным. Это было первое участие советского представителя в подобных частных дискуссиях с западными учеными и высокопоставленными политиками. Высокую оценку встрече, организованной Итоном дал президент США Д. Эйзенхауэр.[9] В письме, направленном в адрес Итон, американский лидер отмечал: «Я признаю, что во время проведенных под Вашим руководством встреч в Новой Шотландии (так называется канадская провинция, где расположен Пагуош. ― Прим. авт.), Вы имели единственную в своем роде возможность наблюдать успехи, достигнутые учеными… России и Красного Китая, и я высоко ценю Ваше мнение. Я молюсь о том, чтобы их поразительные успехи наряду с прогрессом, достигнутым другими учеными во всем мире, могли быть использованы на благо всего человечества, и этой цели я продолжаю посвящать всю энергию, которой я располагаю»[10]. Несомненно, что эта встреча сыграла свою роль в выборе Расселом места проведения конференции ученых. Репутация Итона позволила советскому руководству изменить свое отношение к инициативе Рассела и разрешить ученым СССР принять участие в предстоящей конференции в Пагуоше.

Первая конференция в Пагуоше состоялась 7 ― 11 июля 1957 г. Она явилась историческим событием: впервые знаменитые ученые Запада и Востока встретились для обсуждения, по существу, очень важных вопросов, по которым имелись большие расхождения во взглядах, даже внутри научного сообщества на Западе. Профессор Дж. Ротблат, один из авторов Манифеста Рассела ― Эйнштейна и участник первой Пагуошской конференции вспоминал: «Мы опасались, что атмосфера, порожденная враждебной пропагандой в условиях холодной войны, и существующие расхождения усилят конфронтацию с советскими учеными. Когда 22 ученых из 10 стран, представлявшие как обе стороны политического барьера, так и нейтральную позицию (США, СССР, Великобритания и Китай, Франция и Польша, Австрия, Австралия, Канада и Япония) встретились в Пагуоше, мы не осознавали, что тем самым будет положено начало новому международному движению. Даже если бы встреча закончилась провалом, сам факт того, что ученые собрались вместе – уже являлся большой удачей.

Но этого не случилось, ― продолжает Дж. Ротблат, ― наоборот, мы сумели найти взаимопонимание по многим аспектам нашей повестки; это произошло по разным причинам, но, с моей точки зрения, основным было то, что во встрече участвовали именно ученые. То, что около 70% участников конференции были физиками, многие из которых были участниками Манхэттенского проекта в период Второй мировой войны, не было случайным стечением обстоятельств. Участие во встрече ученых, да еще с мировыми именами, имело два важных обстоятельства. Во-первых, мы знали друг друга по нашей научной деятельности либо лично, либо по публикациям и испытывали доверия к коллегам по работе. Мы готовы были распространить это доверие и откровенность при обсуждении политических вопросов. Во-вторых, мы с самого начала решили, что будем обсуждать эти проблемы, используя только научный подход, рациональный анализ и объективное исследование»[11].

Именно благодаря высокой социальной ответственности собравшихся, их интеллекту и стремлению сохранить мир для будущих поколений конференция прошла успешно. Этому во многом способствовало то, что при рассмотрении острых политических вопросов ученые придерживались строгой логике разума. Этот принцип стал традиционным для последующих Пагуошских встреч. Еще одним важным фактором, принесшим успех конференции, стало то, что все ее участники выступали в личном качестве, не представляя свою страну или организацию, в которой они работали. Это правило также стало непреложным для последующих встреч в рамках Пагуошского движения ученых.

Первая Пагуошская конференция рассматривала три главных вопроса: опасность, вызываемая ядерным оружием в мирное и военное время; контроль за ядерными вооружениями; социальная ответственность ученых. Выводы конференции об опасности радиации были подтверждены годом позже в докладе, опубликованном Научным комитетом ООН. Важным результатом конференции стало и участие в ней советских ученых академиков Д.В. Скобельцына, А.В. Топчиева, члена-корреспондента АН СССР А.М. Кузина и помощника главного ученого секретаря Президиума АН СССР В.П. Павличенко[12]. Их плодотворное участие в значительной мере способствовало установлению между учеными Академии наук СССР и их зарубежными коллегами дружеских контактов, в тот период, когда встречи между ними проводились крайне редко в силу действовавшего жесткого ограничения со стороны советского руководства.

На конференции в Пагуоше для организации дальнейшей деятельности было принято решение об образовании Пагуошского Постоянного комитета в составе лорда Рассела (председатель), профессоров С. Пауэлла, Ю. Рабиновича, Дж. Ротблата и академика Д.В. Скобельцына. На своем первом заседании в декабре 1957 г., в котором кроме членов комитета участвовали также Л. Сциллард, К. фон Вайцзеккер, Дж. Бернал и др., Постоянный комитет принял решение о проведении ежегодных Пагуошских конференций в разных странах мира.

С тех пор было проведено 54 ежегодных Пагуошских конференции и около 300 симпозиумов, семинаров и заседаний рабочих групп движения.

Целью Пагуошского движения стало объединение представителей разных стран мира ― авторитетных ученых и влиятельных политических деятелей, заинтересованных в снижении опасности возникновения вооруженных конфликтов и ведущих поиск путей совместного решения глобальных проблем. Встречаясь как частные лица, а не как представители правительств или учреждений, участники Пагуошского движения обмениваются мнениями и разрабатывают альтернативные подходы к контролю над вооружениями и уменьшению напряженности, обнаруживая при этом такое сочетание прямоты, последовательности и гибкости, которое редко можно увидеть в ходе официальных переговоров и дискуссий между Востоком и Западом или Севером и Югом. Вместе с тем статус многих участников Пагуошских встреч у себя на родине (а среди них есть советники правительств, авторитетнейшие представители академической и университетской науки, бывшие и будущие высокопоставленные государственные деятели, крупные военные и дипломаты) способствует быстрому распространению идей и мнений, вырабатываемых Пагуошем, уже на уровне официальной политики[13].

Важной вехой в истории Пагуоша стала 3-я Пагуошская конференция, состоявшаяся в Китцбюэле и Вене (Австрия) в 1958 г. Её целью было формирование общественного мнения по наиболее важным вопросам международных отношений. В связи с этим участники конференции на заседании в Вене, на котором в присутствии президента Австрии приняли участие около десяти тысяч человек: известные ученые, дипломаты, политики, военные, одобрили Венскую декларацию «Ответственность ученых», определившую основы и принципы деятельности Пагуошского движения ученых. В ней, в частности, отмечалось:

«Ученые всего мира должны внести свой вклад в воспитание и образование людей, способствуя пониманию ими тех опасностей и тех возможностей, которые связаны с беспрецедентным развитием естествознания. Мы призываем наших коллег во всех странах поддержать эти усилия как при обучении взрослых, так и в школьном преподавании. Воспитание в особенности должно быть направлено на совершенствование всех форм человеческих отношений, и, прежде всего, необходимо исключить любое прославление войны и культа силы… Знание своего дела позволяет ученым предвидеть заранее опасности, вытекающие из развития естествознания, и ясно представлять связанные с ним перспективы. Они обладают здесь особыми правами и вместе с тем несут особую ответственность за решение самой жгучей проблемы нашего времени».

В период холодной войны, характеризовавшийся, напряженностью в официальных межгосударственных отношениях, Пагуошское движение сыграло важную роль в разработке и принятии многих международных соглашений в области разоружения и безопасности: Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (1963), Договора о нераспространении ядерного оружия (1968), Договора об ограничении систем противоракетной обороны (1972), конвенций о запрещении биологического (1972) и химического (1993) видов оружия, Договора об обычных вооружениях в Европе (1993) и др. Пагуошское движение ученых во многом способствовало прекращению войны во Вьетнаме и разрешению других международных конфликтов и споров. Не менее важным достижением Пагуошского движения явилось то, благодаря его деятельности впервые удалось установить доверительные отношения между учеными Запада и Востока, начать прямой диалог ученых с политиками и вовлечь в широкое международное научное сообщество деятелей науки и образования из стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Пагуошское движение в настоящее время продолжает играть серьезную роль в деле объединения усилий крупнейших ученых и политиков в поиске оптимальных решений важнейших вопросов контроля над вооружениями и разоружения. С 1990-х гг. организация уделяет значительное внимание проблемам устойчивого развития, экологии, этического поведения ученых. В рамках Пагуошского движения действуют исследовательские группы и проекты по ядерному, химическому и биологическому видам оружия, региональным конфликтам и глобальной безопасности, энергетике и экологии, суверенитету и вмешательству, научному сотрудничеству и социальной ответственности ученых. Особую роль в настоящее время Пагуош играет в деле недопущения распространения ядерного оружия, уничтожения запасов оружия массового уничтожения, снижения напряженности в Южной и Восточной Азии и на Ближнем Востоке.

Сегодня Пагуошское движение развивается на фоне деятельности многочисленных международных политологических центров и институтов, миротворческих организаций, но при этом движение сохранило свою уникальность и авторитет в среде широкого политического и научного сообщества. Залогом многолетней успешной работы Пагуоша является его независимость и неизменность применения научного подхода и анализа к решению наиболее актуальных проблем мировой политики и международных отношений[14].

В 1995 г. Пагуошское движение ученых и один из его основателей сэр Дж. Ротблат были удостоены в равных долях Нобелевской премии мира за многолетние усилия по уменьшению ядерной угрозы. Достичь безопасносного мира можно только путем устранения страха и недоверия, научившись жить бок о бок, доверяя друг другу. Этот дух лег в основу Пагуошского движения ученых, объединяющего пять десятилетий интеллектуальную элиту всего мира для обсуждения наиболее острых вопросов современности в атмосфере дружбы и доброй воли.

Примечания:

[1] Велембовская Ю.А. Бертран Рассел: Ученый борьбе против атомной угрозы // Новая и новейшая история. 1999. № 6. С. 81 ― 109.

[2] Цит. по: Лебедев М.А. Манифест Рассела — Эйнштейна и становление Пагуошского движения // История науки и техники. 2003. № 6. С. 32—33.

[3] Einstein on Peace / Ed. by Otto Nathan and Heinz Norden. New York, 1960. P. 459.

[4] Цит. по: Велембовская Ю.А. Бертран Рассел… С. 83.

[5] Press Conference by Earl Russell at Caxton Hall, Westminster on Saturday, 9th July, 1955 // Proceedings of the First Pugwash Conference on Science and World Affairs, Pugwash, Nova Scotia, Canada, 7 ― 10 July 1957 / Ed. by J. Rotblat. London, 1982. P. 163.

[6] Rotblat J. Pugwash: History of the Conferences on Science and World Affairs. Prague, 1967. P. 77 ― 79.

[7] Виноградова Л.Д. Предыстория Пагуошского движения // История советского атомного проекта: Документы, воспоминания, исследования. Вып. 2. СПб.: Изд-во РХГИ, 2002. С. 337.

[8] Подробнее см.: Илизаров С.С. Бертран Рассел, Петр Капица и ЦК КПСС: Док-ты из фондов ЦХСД. 1956 г. // Исторический архив. 1995. № 1. С. 134 ― 142.

[9] Громова М.М. К истории создания Пагуошского движения // Фундаментальные исследования физикохимии металлических расплавов: Памяти академика А.М. Самарина. М., 2002. С. 466 ― 467.

[10] Письмо Д. Эйзенхауэра С. Итону. Архив Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН. Оп. 1. Д. 2. Копия на англ. яз. Пер. на рус. яз. Машинопись с правками.

[11] Rotblat J. Mikhail Millionshchikov in Pugwash. Архив Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН. Оп. 3. Д. 186. Л. 3 ― 4. Машинопись с автографом.

[12] Подробнее см.: У истоков Пагуошского движения: Документы, переписка // Вопросы истории. 1990. № 1. С. 97 ― 114.

[13] Лебедев М.А. Некоторые аспекты социальной ответственности ученых // Проблемы мира и международной безопасности. М., 2002. С. 136 ― 141.

[14] Подробнее о современной деятельности Пагуошского движения см.: Рыжов Ю.А., Лебедев М.А. Пагуош // Международная жизнь. 2003. № 8. С. 52 ― 59.

Назад

Россия, 119991, Москва,
Ленинский проспект, д. 32а,
Тел./факс:
+7 (495) 938-00-93

info@pugwash.ru
pugwash@presidium.ras.ru