Пагуошское движение ученых
Нобелевская Премия Мира
Российский Пагуошский Комитет
Русский English
Пагуошское движение ученых

Поиск

Положение и структура Состав Новости История Календарь мероприятий Проекты
Региональное сотрудничество Молодёжное отделение Блог Комитета на сайте РСМД Публикации и мультимедиа Карта сайта Контакты
Разоружение, верификация и международная безопасность
Региональная и экологическая безопасность, невоенные угрозы
Социальная ответственность учёных и научное сотрудничество
Издания Пагуошского движения и Российского Пагуошского комитета
Ротблатовские научные чтения
50-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2005)
50-летие Пагуошского движения ученых (2007)
100-летие сэра Джозефа Ротблата (1908-2005)
55-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2010)
Межрегиональный Пагуошский симпозиум в Грозном (2010)
80-летие председателя Комитета академика Ю.А. Рыжова (2010 г.)
25-летие аварии на Чернобыльской АЭС (2011)
55 лет Пагуошскому движению учёных, 1957-2012
100-летие академика М.Д.Миллионщикова, 1913-2013
РЕФОРМА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2013 год
60-я Пагуошская конференция, Стамбул, Турция, 2013 год
60-летие Манифеста Рассела - Эйнштейна (2015)
61-я Пагуошская конференция, Нагасаки, Япония, 2015 год
60 лет Пагуошскому движению и Пагуошскому комитету РАН, 2017
62-я Пагуошская конференция, Астана, Казахстан, 2017 год

Российская академия наук

Президиум РАН

60 лет Пагуошскому движению учёных и Российскому Пагуошскому комитету РАН, 1957-2017

62-я Пагуошская конференция, Астана, Казахстан, 2017 год

Михаил Дмитриевич
МИЛЛИОНЩИКОВ
(1913 - 1973), президент
Пагуошского движения ученых, председатель
Советского Пагуошского комитета




Кривошеина Е.Ю. Проблемы истины и ответственности в науке: Опыт Манифеста Рассела - Эйнштейна

Характерной особенностью научного знания является его направленность на поиск истины. История становления и развития науки показывает, что в своем стремлении к объективному, беспристрастному знанию ученые зачастую мало заботились о практической пользе своих исследований, о том эффекте, который они оказывали на общество. В последние десятилетия стремительного научно-технического прогресса, а также укрепления взаимосвязи академической и прикладной науки широкое распространение получила идея о необходимости ограничивать научное познание в тех областях, где новые открытия могут принести непоправимый ущерб человечеству. Это, прежде всего, касается разработок ядерного и биологического оружия, генной инженерии и т.п. Главным импульсом к постановке проблемы ответственности ученых стал провозглашенный в 1955 году Манифест Рассела-Эйнштейна, призвавший ученых, политиков, государственных деятелей стран мира задуматься о той опасности, которую несет в себе разработка и создание ядерного оружия. По прошествии пятидесяти лет можно констатировать, что обозначенная тема не только не потеряла своей актуальности, но, напротив, стала еще более насущной.

Рассматриваемая проблема предполагает постановку целого ряда дискуссионных вопросов. Должен ли ученый руководствоваться в своей деятельности только поиском истины или нет? Несет ли ученый ответственность за технические и социальные последствия своего открытия? Должен ли он скрывать открытую им истину в случае, если почувствует, что открытие может иметь негативные последствия для общества? В философской мысли существует несколько традиций решения этой проблемы.

Первая традиция связана с именем Галилея. Для нее характерно следование истине в любых обстоятельствах. Ученые, осознавая неизбежность влияния на общественную жизнь совершаемых ими открытий, все же опираются на представления об истине как наиглавнейшей ценности человеческой культуры. Согласно таким установкам следование истине не может повлечь за собой отрицательных последствий. Галилеевская традиция взаимосвязи истины и ответственности нашла свое теоретическое выражение в этике Спинозы, который пытался обосновать идею самодостаточности для ученого ориентации на истину. Галилеевская парадигма, несмотря на свою этическую бескомпромиссность и логическую безупречность, может быть подвергнута критике как не принимающая во внимание факт, что технические изобретения, опирающиеся на теоретические истины, имеют, как правило, двойственное применение: они могут нести людям как благо, так и зло.

Другая традиция в решении проблемы истины и ответственности ученого связана с творчеством И. Канта. В кантовской парадигме ответственность ученого выносится за рамки научного знания и опирается на его философские установки. Ученый должен подчиняться внешним для науки детерминантам и во многих случаях, выбирая между истиной и соображениями внешнего характера, приоритет отдавать последним. Основное назначение науки состоит в том, чтобы достичь безопасного состояния общества, человеческой жизни. Состояние безопасности должно выступать критерием истинности научных концепций.

В соответствие с третьей, «бэконовской» традицией, ученый должен нести ответственность не только за поиск истины, но и за ее дальнейшее использование, выходящее за рамки научного знания. Широкое распространение эта традиция получила в эпоху Возрождения и Нового времени, когда бурное развитие естествознания стало способствовать техническому прогрессу. Бэконовская традиция нашла отражение в документах Пагуошских конференций, в частности, в Манифесте Рассела–Эйнштейна, положившем начало Пагуошскому движению ученых.

Представляется, что в современном глобализующемся мире и в условиях, когда мировая наука дошла до «опасных» для будущего человечества пределов познания, только на принципах личной ответственности за судьбу цивилизации ученые должны вести свои дальнейшие научные разработки.

Опубликовано: Философия и будущее цивилизации: Тез. докл. и выступл. IV Рос. филос. конгресса (Москва, 24 — 28 мая 2005 г.): В 5-ти тт. — Т. 5. — М.: Совр. тетради, 2005. С. 398 - 399.

Назад

Россия, 119991, Москва,
Ленинский проспект, д. 32а,
Тел./факс:
+7 (495) 938-00-93

info@pugwash.ru
pugwash@presidium.ras.ru