Пагуошское движение ученых
Нобелевская Премия Мира
Российский Пагуошский Комитет
Русский English
Пагуошское движение ученых

Поиск

Положение и структура Состав История Новости Календарь мероприятий Проекты
Региональное сотрудничество Молодёжное отделение БЛОГ Комитета на сайте РСМД Публикации и мультимедиа Карта сайта Контакты
Новости
Состав
История
Публикации, заявления
Архив событий

Российская академия наук

Президиум РАН

 
63-я Пагуошская конференция учёных

Михаил Дмитриевич
МИЛЛИОНЩИКОВ
(1913 - 1973), президент
Пагуошского движения ученых, председатель
Советского Пагуошского комитета




Отчёт о 59-й Пагуошской конференции учёных и 7-й Конференции Международного студенческого и молодёжного Пагуошского движения - П.А. Корзун, заместитель председателя Молодёжного отделения Комитета (июль 2011)

Участники Международного студенческого и молодёжного Пагуошского движения учёных, Берлин, июль 2011 года

ОТЧЁТ

заместителя председателя – ответственного секретаря Молодёжного отделения Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН кандидата политических наук Петра Александровича Корзуна об участии в 7-й конференции Международного студенческого и молодежного Пагуошского движения «Конфликты и сотрудничество: Глобальное воздействие региональных усилий по обеспечению безопасности» (Берлин, Германия, 29-30 июня 2011 года) и в 59-й Пагуошской конференции ученых «Европейский вклад в ядерное разоружение и урегулирование конфликтов» (1-4 июля 2011 года, Берлин, Германия)

1. Конференция Международного студенческого и молодёжного Пагуошского движения «Конфликты и сотрудничество: Глобальное воздействие региональных усилий по обеспечению безопасности» (Берлин, Германия, 29-30 июня 2011 года)

В рамках международной молодежной Пагуошской конференции обсуждалcя целый ряд актуальных проблем региональной безопасности, разоружения, использования атомной энергии.

С российской стороны в конференции приняли участие представители Молодёжного отделения Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН – студентка МГИМО (У) МИД России И.А. Ролина (тема доклада: «Вклад бурно развивающегося Китая в безопасность в Восточной Азии»), выпускник МГУ им. М.В. Ломоносова Е.Г. Артюков (тема доклада: «Российско-индийское сотрудничество в области гражданских ядерных технологий с 1988 года до начала 2010 года») и автор предлагаемого отчета (тема доклада: «Новый Договор по СНВ и новые вызовы процессу разоружения»).

Всего в конференции участвовали 32 представителя из 18 стран – из России, Китая, США, Японии, Израиля, Ирана, Польши, Египта, ЮАР, Канады, Нидерландов и др.

Ряд докладов был посвящен ситуации в арабском мире в связи с чередой волнений и беспорядков, прокатившихся по странам Северной Африки и Ближнего Востока. Отмечалось, что выдвинутое со стороны населения требование структурных перемен в политических режимах и проведения экономических и политических реформ вызвало серьезные изменения в традиционно стабильных автократических системах государств ближневосточного региона. Для понимания всей глубины и масштабов происходящих изменений необходимо иметь в виду, что регион отличает наличие множества социальных «линий разлома», связанных с разнообразием религий и этносов, с бурной историей входящих в него государств, с фанатичной приверженностью выбранным формам идентичности. Наличие таких потенциально «взрывоопасных» элементов в сочетании с процветающей коррупцией, политическими распрями, растущим средним классом и «высвобождающим» воздействием Интернета привело к «арабской весне» (‘the Arab Spring’). Несмотря на сравнительные различия между сущностным содержанием народных восстаний и конкретными обстоятельствами, которые их спровоцировали, общим для всех стран региона стал призыв за демократический арабский мир. В докладах участников конференции говорилось, что дорога к демократии, светскому и эффективному управлению в государствах Северной Африки и Ближнего Востока не будет простой. События «арабской весны» представляют собой историческую возможность для развития Ближнего Востока, однако, чтобы реализовать ее понадобятся реформы, консенсус между конфликтующими сторонами и решимость политических лидеров.

«Арабская весна» продемонстрировала также важную роль сети Интернет и социальных сетей в мобилизации и усилении влияния традиционно ограниченного в своих гражданских правах арабского населения. Несмотря на ряд проводившихся в последние десятилетия реформ, в арабских странах все еще остается существенное различие между правами, прописанными в тексте законов, и фактическими возможностями граждан. В этой связи понадобятся существенные преобразования с целью сформировать гражданское общество, которое станет основой демократического будущего стран Северной Африки и Ближнего Востока. Отмечалось, что еще одним важнейшим шагом станет урегулирование конфликтов – как между странами региона, так и внутри них. При том, что в настоящее время сложно точно предугадать, какими будут долгосрочные последствия «арабской весны», очевидно, что сегодня ситуация в арабском мире остается нестабильной, и потому международному сообществу необходимо более активно подключаться к обеспечению безопасности в регионе.

Региональная динамика и ее глобальное воздействие интересовала собравшихся не только применительно к Ближнему Востоку, но также и к азиатском региону. Здесь в фокусе внимания был Китай и, в частности, такие вопросы как стратегическое соперничество с США и перспективы российско-китайских отношений. К основным выводам дискуссии можно отнести то, что современный рост военной мощи Китая не приведет к обострению противоречий между Пекином и Вашингтоном, а также Пекином и столицами соседних азиатских стран настолько, чтобы появилась реальная возможность полномасштабных военных действий. Милитаризация Китая является закономерным следствием его экономического роста и расширения зоны экономических интересов. Увеличивающиеся потребности Китая в минеральных ресурсах и укрепление торговых отношений со всеми регионами мира (к примеру, китайское торгово-экономическое присутствие наращивается в Африке и Латинской Америке) объясняют стремление Китая к обеспечению безопасности морских путей для своих судов и расширению области водного контроля у собственных берегов. В этом смысле наличие военно-морских баз США в Японии, Республике Корея, о. Гуам, равно как и периодические поставки американского оружия Тайваню, являются фактором постоянного раздражения для Пекина. При этом важно отметить, что по ряду направлений между Китаем и США ведется взаимовыгодное сотрудничество. К таким направлениям, среди прочего, относится преодоление последствий мирового финансового кризиса, противодействие терроризму и борьба с пиратами, взаимодействие по вопросам изменения климата. В этой связи, принимая во внимание взаимозависимость экономик двух стран, а также наличие общих областей для сотрудничества, перспективы опасной эскалации напряжения в отношениях между Китаем и США представляются маловероятными.

Что касается отношений Москвы и Пекина, то последнее пятилетие российско-китайских отношений характеризуется возросшей интенсивностью взаимных контактов на всех уровнях: широкий диалог ведется на уровне комиссий парламентов двух стран, Китай с официальными визитами неоднократно посещали Д.А. Медведев и В.В. Путин. Россия видит в Китае своего стратегического партнера в азиатско-тихоокеанском регионе. ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) и БРИКС (группа стран, объединяющая Бразилию, Россию, Индию, Китай, Южно-Африканскую Республику) стали важными площадками для внешнеполитического сотрудничества между Россией, Китаем и другими азиатскими странами по вопросам стратегической безопасности, взаимодействия в области экономики, энергетики, науки. В 2011 г. Россия приняла участие в азиатском экономическом форуме, состоявшемся в китайском городе Боао, после чего Д.А. Медведев совершил визит в Гонконг. Политическому сотрудничеству между Россией и Китаем также способствует приверженность обеих стран таким общим принципам как невмешательство во внутренние дела государства, борьба с сепаратизмом и экстремизмом, стремление к многополярному миру. Оба государства выступают за укрепление роли ООН в мировой политике, строгое соблюдение норм международного права, выступают с консолидированных позиций по вопросам Ирана, Северной Кореи, Косово и др. Китай заинтересован в России как в сильном и стабильном союзнике, способном создать определенный противовес в своих сложных отношениях, балансирующих на грани партнерства и соперничества, с США и Западной Европой.

В ходе конференции уделялось внимание и такой проблеме, как обеспечение безопасности в области ядерных технологий и сохранение режима нераспространения. В этой связи ряд докладов был посвящен вопросам регулирования поставок компонентов ядерных реакторов. Была отмечена, в частности, необходимость более строгого контроля за компаниями-поставщиками компонентов для сооружения реакторов, как со стороны государств, так и со стороны представителей атомной промышленности. Сложность в вопросе регулирования связана с тем, что отдельные компании-производители и поставщики компонентов для ядерных реакторов приобретают все более и более интернациональный характер (примером выступают такие компании, как Toshiba, Hitachi, GE, Mitsubishi). Это позволяет предприятиям, имеющим дочерние отделения в различных странах мира, обходить национальное правила, регулирующие данную отрасль. Таким образом, «государственно-центричный» подход к повышению эффективности регулирования (и как следствие, более строгому выполнению требований безопасности) недостаточен, необходима координация нескольких государств, а также повышение ответственности ключевых игроков атомной отрасли.

Один из представленных докладов в рамках молодежной конференции касался проблем верификации, т.е. проверки хода реализации договоренностей в области разоружения. Было отмечено, что более прозрачный процесс верификации может способствовать укреплению доверия между Россией и США и более устойчивому процессу разоружения. Выступающим было выдвинуто предложение о том, что к процедуре верификации необходимо подключать не только представителей России и США, но и представителей других стран «ядерного клуба», а также неядерных государств и независимых экспертов в области физики и ядерных материалов.

В рамках дискуссии была представлена информация об инициативе «глобального нуля» (Global Zero), предполагающей поэтапный путь к безъядерному миру. В ходе последовавшего за докладом обсуждения участниками было отмечено, что активисты «глобального нуля» не уделяют достаточного внимания такому важному вопросу как перестройка системы международных отношений с целью делегитимизации ядерного оружия, имея в виду отношение к данному виду вооружений как к «реликту» прошлой эпохи, не являющемуся в современном мире показателем престижа и реальных возможностей той или иной страны.

Канадский исследователь в своем выступление коснулся такой важной составляющей современных региональных конфликтов, как недостаток водных ресурсов. В качестве решения этой проблемы исследователем была предложена концепция «гидросолидарности» (hydrosolidarity), предполагающая «интернационализацию» существующих на планете водных ресурсов. В основе этой концепции лежат аргументы из этической плоскости, предполагающие, что право на воду – это одно из основополагающих прав человека, такое же, как право на жизнь. В этой связи, по мнению канадца, международное сообщество должно проводить поэтапную работу, направленную, в конечном счете, на стирание государственного суверенитета в том, что касается вопросов регулирования водных ресурсов, расположенных на территории отдельных стран. Участниками такой работы видятся не только государственные акторы, но и отдельные эксперты в области экологии, а также представители сообществ, сталкивающихся с нехваткой водных ресурсов. В качестве модели для реализации такой политики может выступать модель интегрированного управления водными ресурсами (Integrated Water Resources Management (IWRM)), которая предполагает координированное развитие и управление водными ресурсами с целью обеспечения равномерного экономического и социального благосостояния людей.

Обсуждались также и перспективы стратегического диалога между Россией и США в контексте ратификации нового Договора по СНВ, подписанного двумя Президентами в Праге в 2010 году. Выступавшими по данному вопросу было отмечено значение нового договора для продолжения разоруженческого процесса, однако подчеркивалась необходимость дальнейших действий по сокращению вооружений. Отдельно была отмечена необходимость поиска компромисса по вопросу противоракетной обороны в Европе, так как эта проблема может оказать значительное влияние на будущее российско-американского стратегического диалога.

Темами дискуссии стали и планы США по фазовому адаптивному подходу к развертыванию противоракетной обороны, и тактическое ядерное оружие в Европе. Участником конференции из США было отмечено, что в Америке эти вопросы увязаны с чувством ответственности США за безопасность европейских союзников. В ответ на это прозвучал комментарий, в котором со ссылкой на социологический опрос, проводившийся в декабре 2010 г., говорилось, что население стран-членов НАТО, располагающих ядерным оружием на своей территории (Бельгия, Нидерланды, Германия, Италия и Турция), выступает за вывод данного вида вооружений. Кроме того, представляется уместным упомянуть о комментарии участницы дискуссии из Польши, которая отметила, что сама по себе идея использования ядерного оружия в качестве инструмента, обеспечивающего безопасность Европы, достаточно сомнительна, так как, во-первых, не ясно от кого оно должно защищать европейские страны при отсутствии прямых угроз их безопасности, а, во-вторых, если и представить, что такая угроза реальна, то насколько эффективными будут имеющиеся в Европе запасы ядерного оружия для ее предотвращения.

Здесь представляется важным отметить, что о позиции ряда европейских стран в пользу вывода тактического ядерного оружия из Европы, говорилось и в ходе 59-ой международной Пагуошской конференции, проходившей с 1 по 4 июля. Несколькими докладчиками упоминалось соответствующее прошлогоднее заявление со стороны Германии, Бельгии, Нидерландов, Норвегии и Люксембурга о необходимости вывода ядерных арсеналов с европейской территории. Отмечалось также, что подписание и ратификация договора по СНВ между Москвой и Вашингтоном создает благоприятный момент для принятия решений и в области контроля за тактическими ядерными вооружениями. Сегодня, когда Россия и Соединенные Штаты делают важные шаги в области разоружения, инициатива европейских государств-членов НАТО о сокращении и выводе тактического ядерного оружия стала бы важным вкладом в расширение этих двусторонних усилий. При этом не все голоса звучали в унисон. Заместитель госсекретаря США Элен Таушер, выступавшая вместе с заместителем Министра иностранных дел России С.А. Рябковым в первый день конференции, в ответ на вопрос о том, почему США до сих пор не вывели свои ядерные арсеналы с территории Европы, несмотря на призывы к этому самих европейцев, заметила, что сам факт дискуссии, продолжающейся на эту тему, говорит о том, что ответ на вопрос о будущем ядерных вооружений в Европе вовсе не столь однозначен. По мнению Э. Таушер, нельзя не учитывать позицию и тех, кто против такого шага, и для кого наличие американского ядерного оружия на европейской территории является ключевой гарантией собственной безопасности. Э. Таушер отметила, что тактическое ядерное оружие является сегодня, в первую очередь, политическим оружием, и для решения о его выводе необходимы политические условия. Что же касается американских планов по развертыванию противоракетной обороны, то Э. Таушер отметила, что целью развертывания ПРО в Европе является не защита от российских ракет, а предотвращение угроз со стороны Ближнего Востока. В рамках своего выступления заместитель госсекретаря США выдвинула концепцию «гарантированной взаимной стабильности», основанную на взаимном интересе, ответственности и сотрудничестве, и предполагающую коллективные действия государств, обладающих ядерным оружием, в интересах разоружения. Говоря об этом, Э. Таушер подчеркнула, что полноценный разоруженческий процесс невозможно вести только силами России и США, необходимо подключение к нему других ядерных стран.

2. 59-я Пагуошская конференция ученых "Европейский вклад в ядерное разоружение и урегулирование конфликтов" (1-4 июля 2011 года, Берлин, Германия).

59-я международная конференция Пагуошского движения ученых открылась выступлением Министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле. В своей речи Министр подчеркнул, что Германия осознает необходимость снижения объема ядерных арсеналов в мире и стремиться играть активную роль в этом процессе. Уменьшение рисков, связанных с ядерным оружием, является одной из задач немецкой внешней политики, направленной на формирование более безопасной, стабильной и справедливой международной среды. Важным аспектом в этом деле, по словам Министра Вестервелле, является также и реформа Организации Объединенных Наций (ООН). Германский МИД выступает за проведение реформы таким образом, чтобы адаптировать эту важнейшую международную организацию к реалиям современного многополярного мира.

В ходе конференции обсуждались такие актуальные глобальные вопросы, как перспективы дальнейшего ядерного разоружения в контексте подписания Россией и США нового договора по СНВ, ближневосточное урегулирование, «арабская весна», положение дел в Афганистане, ситуация вокруг ядерной программы Ирана, вопросы европейской безопасности и европейский вклад в ядерное разоружение.

Отдельное пленарное заседание на конференции было посвящено обсуждению ситуации в Афганистане. Речь шла о возможных сценариях развития страны в контексте объявленного Президентом Обамой начала поэтапного вывода войск. Передача ответственности за обеспечение безопасности от международной коалиции к Правительству Афганистана представляет собой комплексный вопрос. Участником конференции из Афганистана была отмечена необходимость не допустить такого же сценария транзита страны в 2014 г., как произошло в 1989 г. В Афганистане не удастся добиться стабильности, опираясь исключительно на военные методы. Необходим широкий диалог о перспективах развития страны с участием афганских сообществ и международных представителей. Было отмечено, что основными этапами будущего развития Афганистана станет передача контроля за безопасность страны афганским военным, продолжение политического процесса для поддержания мира и стабильности (причем, не исключающего и участия представителей Талибана: как было отмечено одним из выступающих, «если вы хотите заключить мир, то вашим собеседником должен быть ваш оппонент»), восстановление инфраструктуры и экономического потенциала страны. В выступлениях участников из США делался акцент на необходимости поддержания и сохранения тесных связей с Президентом Х. Карзаем, а также в целом американо-афганского взаимодействия как до, так и после 2014 года.

Большой интерес в рамках конференции вызвала проблематика ближневосточного урегулирования. В дискуссиях на эту тему принимали участие, в частности, А. Браверман, экс-Министр Израиля по вопросам национальных меньшинств, и Н. Шаат, представитель руководства Движения за национальное освобождение Палестины (ФАТХ). Представители палестинского руководства отметили, что, по их мнению, Израилю выгоднее сегодня сохранять status quo, то есть поддерживать ситуацию неурегулированного конфликта, чем реально искать пути его разрешения. По словам палестинской стороны, это связано с тем, что Израиль в нынешней ситуации может беспрепятственно пользоваться ресурсами палестинских территорий: продолжать строительство поселений, использовать для себя водные ресурсы, рабочую силу. При этом население самой Палестины продолжает жить в сложных условиях экономической блокады со стороны Израиля. На палестинских территориях отсутствует необходимая инфраструктура для развития экономики. Кроме того, палестинцы повсеместно сталкиваются с нарушением прав человека: представителем палестинской делегации было отмечено наличие отдельных дорог для палестинцев и для переселенцев с территории Израиля, существование сложных и затратных по времени правил прохода через израильские блокпосты. В этой связи палестинская сторона отмечала, что считает себя на сегодняшний день наиболее заинтересованной в политическом урегулировании конфликта. Свои основные надежды палестинское руководство возлагает на поддержку Европейского союза. Н. Шаат выдвинул четыре основных принципа палестинского правительства: отказ от насильственных действий, политическое объединение Сектора Газа и Западного берега реки Иордан, строительство государственных демократических институтов и защита прав палестинцев. Н. Шаат заявил, что Палестина выбирает сегодня путь отказа от вооруженных действий, делает ставку в урегулировании конфликта на международное посредничество и строгое следование международному праву.

В отношении ситуации на Ближнем Востоке отмечалось также, что на фоне традиционно сильных позиций США здесь наблюдается рост регионального влияния Ирана. Примечательным представляется оценка представителя Гарвардского университета, члена Исполкома Совета Пагуошского движения учёных С. Миллера, который отметил, что отсутствие прямых дипломатических отношений между США и Ираном является достаточно уникальной ситуацией для американской дипломатии. Возможным фактором эволюции двусторонних отношений может стать, по мнению гарвардского ученого, обеспечение обоюдной прозрачности политических целей.

Работа 59-й международной Пагуошской конференции велась в формате общих пленарных заседаний и в рамках нескольких рабочих групп.

Заседание рабочей группы «Европейская безопасность и разоружение» велось под руководством доктора политических наук А.И. Никитина, заместителя председателя Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН, члена Исполнительного комитета Совета Пагуошского движения учёных и профессора Гетца Нойнека, сотрудника Гамбургского института международных исследований, члена Совета Пагуошского движения учёных.

Одной из тем обсуждения стали конфликты на европейском континенте и роль региональных организаций в их урегулировании. Было отмечено, что в урегулировании конфликтов в Евразии задействован целый ряд организаций – таких, как ОДКБ, ОБСЕ, Европейский Союз, НАТО и др. Были названы несколько моделей, в соответствии с которыми ведется урегулирование конфликтов на евразийском континенте. Одна из моделей предполагает «классические» миротворческие операции, проводимые под мандатом Организации Объединенных Наций (ООН) – такие, как операции по поддержанию мира. Ряд миротворческих операций разворачивается без мандата ООН и осуществляется, прежде всего, силами региональных организаций. Еще один тип представляют собой операции, проводимые отдельными государствами, не только без мандата ООН, но и без мандата других региональных организаций. Основанием для таких операций могут служить, к примеру, договоренности на уровне глав нескольких государств о вмешательстве в случае кризисных ситуаций с целью предотвращения дальнейшей эскалации конфликта.

В рамках обсуждения данной проблематики было выделено несколько моделей реализации миротворческих операций при наличии мандата ООН. Одна из них предполагает кризисное вмешательство на уровне отдельных стран, выделивших свои национальные войска для этих целей. Кроме того, ответственность за реализацию миротворческих операций могут взять на себя международные организации, действующие в отдельном регионе. Своего рода «гибридную» модель, тенденция к укреплению которой наблюдается в последние года, представляет собой проведение операций силами международной коалиции отдельных государств, но с привлечением региональных организаций. Так, операция в Афганистане проводилась широкой коалицией стран (при этом только 9 из них направили в страну военные контингенты численностью более 1000 человек, и все эти страны, кроме Австралии, относились к членам НАТО), однако проведение самой операции ООН делегировало НАТО.

В случае последних кризисных ситуаций, будь то грузинский кризис или народные восстания в арабском мире и кризис в Ливии, Россия и Запад не смогли выработать единый подход к совместных действиям для урегулирования возникших конфликтов. Действенного механизма кризисного взаимодействия между региональными организациями, к примеру, такими как НАТО и ОДКБ или ОБСЕ и ОДКБ, так и не выработано. Согласование совместной позиции между Россией и странами Запада остается преимущественно сферой двусторонних договоренностей между лидерами (например, Путин – Буш или Медведев – Саркози), что, помимо всего прочего, представляет собой весьма недемократичный способ выработки решений. Была подчеркнута необходимость формирования общей платформы, объединяющей действующие региональные организации, занимающиеся вопросами безопасности в Евразии. Такой платформой мог бы стать Совет региональных организаций, способный более оперативно, чем ООН принимать решения о силовых операциях. Идея создания подобного Совета обсуждается уже в течение несколько лет на площадках нескольких международных форумов, в частности НАТО и ОБСЕ.

Что касается конкретных форм сотрудничества, то было обозначено, что взаимодействие между Евросоюзом и ОДКБ могло бы развиваться по модели «Брюссель Плюс» по аналогии с моделью взаимоотношений между силами НАТО и силами ЕС, получившей название «Берлин Плюс».

В рамках обсуждения отмечалась роль неправительственных организаций и гражданского общества в вопросах европейской безопасности.

Одним из участников дискуссии была затронута проблематика, связанная с ролью НАТО в современном мире. Было отмечено, что НАТО является сегодня, скорее, дестабилизирующим элементом на европейском континенте. Эта организация была создана в эпоху «холодной войны» в определенном историческом контексте и на сегодняшний день ее роль выглядит не вполне ясной. Такая точка зрения перекликается и с другими выступлениями, звучавшими на конференции. Так, представительница канадской делегации отметила, что новая стратегическая концепция НАТО, одобренная в ноябре 2010 г., вызывает разочарование, так как в ней сохраняется опасная двусмысленность в отношении ядерного оружия. С точки зрения канадки, военный альянс находится в поисках своей роли и своего места в новых реалиях международных отношений, к которым он не приспособлен, будучи «продуктом» прошлой эпохи «холодной войны». Чтобы определиться со своим местом в мировой политике, НАТО пытается найти себе противника, который мог бы оправдать существование военного блока. С точки зрения выступавшей, в евро-атлантическую архитектуру безопасности должна быть встроена Россия. В этом случае народы от Ванкувера до Владивостока смогут ощутить принадлежность к одной надежной «семье» (security family).

В отношении состояния европейской интеграции и роли ЕС в обеспечении безопасности в Европе прозвучало соображение о том, что будущее успешное развитие Европейского союза возможно только в том случае, если ЕС сможет стать по-настоящему весомым политическим актором. Это, в первую очередь, предполагает выработку единой внешнеполитической позиции между странами-членами по ключевым вопросам международных отношений. В этой связи примечательно высказывание немецкого политика Эгона Бара, экс-Министра ФРГ в правительстве Вилли Брандта. По мнению Э. Бара, на сегодняшний день Европа ведет несогласованную внешнюю политику, а страны-члены ЕС не способны к выработке единой позиции по внешнеполитическим вопросам. В отношении разоруженческой проблематики Э. Бар отметил необходимость диалога по сокращению обычных вооружений, способных в силу своей мощи, обеспечить такой же уровень сдерживания, как и ядерное оружие.

Дискуссия велась также о влиянии экономических вопросов на безопасность европейского континента. Экономический кризис в Греции, а также общий экономический спад в странах Европы и ведущиеся дебаты в ряде стран-членов Еврозоны по поводу выхода из пространства единой валюты и возвращения к национальным денежным единицам, представляют собой факторы, негативно воздействующие не только на экономический и инвестиционный климат, но и на климат в области безопасности. Кроме того, такая ситуация является тревожным симптомом различия в видении будущего Европы со стороны отдельных стран-членов Евросоюза.

Предметом обсуждения стала также Европейская политика соседства, проводимая Евросоюзом по отношению к новым независимым государствам на Востоке ЕС и к странам средиземноморья. В том, что касается ее восточного измерения, в докладе, представленном с российской стороны автором предлагаемого отчета, отмечена необходимость подключения России к «политике соседства» с учетом влияния Москвы в регионе и значения российской позиции при поиске решений региональных проблем. Одной из возможных структурированных форм российско-европейского диалога по вопросам общего соседства может стать создание консультационной площадки в рамках «политики соседства». Европейским участником дискуссии по итогам доклада было высказано соображении о необходимости участия ОБСЕ, наравне с ЕС и Россией, в содействии экономическому и политическому развитию новых независимых государств и в урегулировании остающихся на их территории конфликтах.

В рамках заседания обсуждалась также ситуация с контролем над обычными вооруженными силами в Европе. Выступивший с докладом по этой теме исследователь из Германии констатировал, что в настоящее время отсутствует эффективный механизм, в рамках которого осуществлялся бы контроль за обычными вооружениями на европейском континенте. Таким механизмом мог бы быть Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ), но он, по сути дела, не работает. В 2007 г. Москва объявила мораторий на исполнение положений ДОВСЕ из-за нежелания стран-членов НАТО ратифицировать Соглашение об адаптации договора. Несмотря на предпринятые в 2010 г. попытки со стороны Президента Медведева и Президента Обамы «оживить» режим контроля за обычными вооружениями в Европе, к существенным результатам это не привело. Отсутствие в настоящий момент интереса со стороны стран-членов ДОВСЕ к продолжению переговоров по контролю за обычными вооружениями докладчик объясняет следующими соображениями:

- Внимание политического руководства европейских стран сегодня, в первую очередь, занято другими вопросами в области безопасности, сосредоточенными за пределами Европы – такими, как операции в Ираке и Афганистане или восстания в странах Северной Африки и Ближнего Востока. Для руководства России сегодня также существуют более актуальные вопросы в сфере европейской безопасности – как, например, планы США по развертыванию ПРО в Европе.

- ДОВСЕ представляет собой многосторонний режим, требующий согласования позиций, сложных консультаций и инвестиций политического капитала со стороны участвующих государств. Ввиду такого комплексного характера договора многим странам-членам выгоднее считать реанимацию контроля за обычными вооружениями в Европе не таким уж срочным делом.

Несмотря на это, был отмечен и ряд аргументов в пользу продолжения переговоров по модернизации режима контроля за обычными вооружениями, в том числе:

- ДОВСЕ важен с той точки зрения, что он поможет сбалансировать региональные различия между одним крупным и несколькими маленькими государствами – как в балтийском регионе – или между несколькими маленькими государствами – как в регионе Южного Кавказа. В последнем случае ДОВСЕ может служить инструментом предотвращения конфликтов и поддержания стабильности в постконфликтный период.

- Кроме того, уровень транспарентности в отношении состояния вооруженных сил сторон, предполагаемый в рамках ДОВСЕ, не может быть обеспечении никакими другими договорными рамками, в том числе и Венским документом.

- Несостоятельность режима ДОВСЕ будет иметь негативные последствия на другие институты и организации «кооперативной безопасности» (cooperative security) и в особенности на ОБСЕ, которая и так пострадала от растущего уровня напряженности и конфликтов в последнее десятилетие.

Докладчиком были предложены и некоторые практические рекомендации в отношении того, как сохранить возможность для продолжения переговоров по обычным вооруженным силам в Европе.

- В случае, если страны-члены ДОВСЕ прерывают регулярные консультации о будущем режима контроля за обычными вооружениями, важно прийти к согласию не прекращать их полностью.

- 29 стран-членов ДОВСЕ должны договориться о необходимости выполнять положения договора, пусть и без участия России (в ДОВСЕ входит 30 стран-членов, включая Россию, плюс еще 6 европейских стран пока не являются членами договора – Албания, Хорватия, Эстония, Латвия, Литва, Словения. прим. – П.Корзун).

- 56-ти странам-членам ОБСЕ необходимо договориться о том, что отсутствие прогресса по ДОВСЕ не должно сказаться на имплементации положений такого важного инструмента в области мер укрепления доверия и безопасности в регионе, как Венский документ 1999 года (предусматривает обмен и проверку информации о вооруженных силах и военной деятельности).

В завершении представляется уместным отметить несколько соображений о роле и месте России в разоруженческом процессе, прозвучавших со стороны представителей российской делегации. Одно из них касалось необходимости соотносить западные предложения в области разоружения с инициативой Президента России Д.А. Медведева по формированию новой архитектуры европейской безопасности. Особо подчеркивалось, что Россия – ключевой участник разоруженческого процесса. Поэтому в этих вопросах Россия может играть только роль субъекта, а не объекта каких бы то ни было договоренностей. В случае, если западные партнеры, и прежде всего США, стремятся к действительно глубокому и многостороннему процессу разоружения, то Россия должна быть подключена к выработке решений по всем выдвигаемым в этой области инициативам. В противном случае вряд ли удастся достичь истинного прогресса, а весь разоруженческий процесс примет форму невнятной внутринатовской дискуссии.

Автор отчёта хотел бы выразить свою признательность Ирине Ролиной и Евгению Артюкову за помощь в подготовке текста.

Назад

Россия, 119991, Москва,
Ленинский проспект, д. 32а,
Тел./факс:
+7 (495) 938-00-93

info@pugwash.ru
pugwash@presidium.ras.ru